Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение


"САХАЛИНСКИЙ ПРОМЫШЛЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ТЕХНИКУМ"


ЕГЭ попал в Сеть. Крах системы или звонок в будущее?

Автор: Admin от 21 июня 2011, 00:23, посмотрело: 1865

0 ЕГЭ попал в Сеть. Крах системы или звонок в будущее?Взято с finam.fm - В гостях: Сергей Шатунов, помощник главы Рособрнадзора; Александр Кондаков, экс-замминистра образования РФ, руководитель рабочей группы по разработке новых стандартов среднего образования, гендиректор издательства "Просвещение"; Виктор Шудегов, зампредседателя комитета ГД РФ по образованию, д.ф-м.н., профессор.

МУРАВЬЕВ: 18 часов 14 минут 27 секунд в российской столице. Проект "Своими словами" в прямом эфире на частоте 99,6 MHz. Как всегда в это время с вами я – Вадим Муравьев, добрый вечер. И моя коллега – Наталия Метлина.

МЕТЛИНА: Господа, как всегда, добрый вечер. Спасибо вам, что вы с нами, постольку, поскольку мы поднимаем самые актуальные темы. И тема сегодняшнего и вчерашнего дня – это, безусловно, скандал с единым государственным экзаменом. Мне кажется, что тема единого государственного экзамена по мере приближения, собственно, такового, она начинает обсуждаться очень активно в средствах массовой информации, безусловно.



МУРАВЬЕВ: А потом она закипает, бурлит просто и, не побоюсь этого слова, начинает пахнуть, когда университеты и институты начинают принимать тех самых абитуриентов. Когда у нас из одной школы из одного класса приходит 100% стобалльников, и так далее.

МЕТЛИНА: Да. Особенно мы узнаем, что…

МУРАВЬЕВ: Потом выясняется, что у нас есть целые классы инвалидов, просто на каталках.

МЕТЛИНА: Да. Но, тем не менее, вот сейчас, пока поступающие еще находятся в состоянии выпускников, и они сдают единый государственный экзамен, ситуация, которая сложилась с экзаменом по математике – мы ее, собственно, сегодня будем обсуждать.

Дело в том, что шестого числа выпускники российских школ написали ЕГЭ по математике. До сих пор, я сегодня созванивалась со многими своими подругами, у которых дети, так сказать, написали экзамен, до сих пор результатов нет. И, к сожалению, этой всей истории причина – тот самый скандал, который и разразился. Итак, тема сегодняшнего эфира.

МУРАВЬЕВ: Итак: "ЕГЭ попал в Сеть. Крах системы или звонок в будущее?" – вот об этом мы и будем говорить. Итак, в Интернете, буквально накануне сдачи единого государственного экзамена по математике появился прекрасный сайт, в одной из социальных сетей, куда стали поступать варианты заданий ЕГЭ, которые называются КИМ (контрольно-измерительный материал), они стали попадать в сеть, начали появляться решения. В общем, это вызвало бурную дискуссию не только среди родителей и учителей, но также дошло и до Министерства образования.

МЕТЛИНА: Дело в том, что, собственно, это некая группа единомышленников и энтузиастов, которая обосновалась, действительно, в одной из социальных сетей, называется она "Самоподготовка к ЕГЭ". Это некая альтернатива официальному сайту, который действительно помогает, в общем, в какой-то степени, выпускникам готовиться к единому государственному экзамену.

Дело в том, что после экзамена по математике один из российских учителей, в частности "Учитель года – 2007", учитель математики обнаружил, собственно, эту, так сказать, группу и выяснил, что в течение всего экзамена уже решенные материалы стали появляться в сети. И ими могли, стратегически, воспользоваться, и, скорее всего, воспользовались те дети, которые в центральной части нашей Родины писали единый государственный экзамен по математике. Разразился скандал.

МУРАВЬЕВ: Дело в том (не секрет, на самом деле), что на экзаменах, на ЕГЭ в том числе, естественно, списывают. И естественно, учителя заинтересованы в том, чтобы их выпускники как можно более высокий балл получили на этом экзамене. И как говорят лица, приближенные к сдаче ЕГЭ, в общем-то, учителя сами позволяют ученикам звонить с экзаменов. Более того, они сами помогают заполнять эти тесты. И естественно, если в сети лежит решенный вариант, то наверняка, чисто гипотетически, можно себе предположить, что какая-то часть выпускников этим могла воспользоваться.

МЕТЛИНА: Более того, конечно же, выявлены нарушения в течение сдачи единого государственного экзамена по многим предметам. Где-то вместо выпускников приходили проплаченные студенты, причем, как вы уже в новостях слышали, где-то даже мальчика заменили девочкой-студенткой, и, в общем, на это учителя закрыли глаза. В общем, такие вот истории.

МУРАВЬЕВ: Дело в том, что бездушной машине, проверяя результаты экзамена, ей, в общем, все равно…

МЕТЛИНА: Мальчик, девочка – без разницы.

МУРАВЬЕВ: …Кто какой царапкой ставил крестики, в общем, все равно, на самом деле.

МЕТЛИНА: Да. Но, тем не менее, ЕГЭ – постоянная тема для всех.

МУРАВЬЕВ: Но на самом деле, Бог бы с ними, как они его сдавали.

МЕТЛИНА: Да.

МУРАВЬЕВ: Ну, по-хорошему? Какая разница, как тест ребенок заполнил. Но штука в том, что потом на основании этих тестов принимают в университеты.

МЕТЛИНА: Да.

МУРАВЬЕВ: Потом мы получаем таких же специалистов, вообще-то.

МЕТЛИНА: Да.

МУРАВЬЕВ: Есть такой момент. И потом…

МЕТЛИНА: Они строят дома.

МУРАВЬЕВ: И потом, читая выложенную в Интернете же информацию о деятельности этой самой группы "Самоподготовка к ЕГЭ", их мотивы, ты знаешь, некоторые формулировки…

МЕТЛИНА: Ты просто… Подожди, две секунды удели этому письму. На самом деле, это открытое письмо, которое опубликовано на сайте "В Контакте", где, собственно, группа "Самоподготовка к ЕГЭ и ГИА" высказывает свою позицию. Сегодня наши продюсеры связывались с Саввой Борисовым, который, собственно, подписывается руководителем этой группы. Я не знаю, вымышленное это имя или реальное. Мы действительно вступили с ними в переписку, хотели, пытались их вытащить к нам на эфир, но они сейчас очень здорово зашифровались и попросили нас прислать наши вопросы. Мы прислали им вопросы, и взамен мы получили некое открытое письмо, оно сегодня в открытом доступе.

И я хотела бы лишь, перед тем, как к нам присоединится наш первый и главный гость, замечательный, я бы хотела все-таки обратить ваше внимание на те позиции, которые изложены в этом многостраничном документе.

МУРАВЬЕВ: Дело в том, что здесь группа "Самоподготовки к ЕГЭ" четко описывает, какие задачи решает группа. Например, как они пишут сами про себя: "Это комфортная среда для самоподготовки. В первую очередь задачи относятся к тем детям, которые хотят подготовиться к предмету не путем натаскивания с репетитором, а упорной работой собственного мозга. Именно для этой цели у нас созданы фотобанки по каждому предмету, темы по решению конкретных заданий. В течение всего года проходят бесплатные онлайн-занятия", – и так далее.

Мне понравилось вот что: почему эта группа сделала то, что во время экзаменов стали выкладывать в Интернет варианты, и многие были с решениями. "Создали группу потому, что считаем жизненно необходимым обеспечить в Интернете информационную платформу для подготовки к ЕГЭ". Вот мне кажется, что сейчас (и мне кажется, что так же думают в Министерстве образования), вообще мне не очень, честно говоря, нравится эта риторика, что мы учеников, выпускников школ, готовим, мы их не учим, главное – не их знания, а главное – умение сдавать ЕГЭ.

МЕТЛИНА: Да.

МУРАВЬЕВ: Что он знает – совсем не важно. Важно, как он пишет ЕГЭ.

МЕТЛИНА: Ну, на самом деле, все эти скандалы и вся эта полемика вокруг единого государственного экзамена еще раз подтверждает все-таки, скажем мягко, несовершенство этой системы. Вот то, о чем пишут деятели группы "Самоподготовки к ЕГЭ и ГИА", мне кажется, по некоторым позициям я не просто готова с ними согласиться, но я готова обратиться с теми вопросами, которые они задали в своем письме, с этими же вопросами давайте мы обратимся к нашему первому гостю.

МУРАВЬЕВ: К помощнику главы Рособрнадзора Сергею Шатунову. Сергей Петрович, добрый вечер.

ШАТУНОВ: Здравствуйте.

МЕТЛИНА: Сергей Петрович, спасибо, что вы с нами. Сергей Петрович, ознакомились ли вы с открытым письмом, которое опубликовало группа "Самоподготовка к ЕГЭ и ГИА"?

ШАТУНОВ: Да.

МЕТЛИНА: Сергей Петрович, вот скажите, пожалуйста, здесь есть позиция, которую я бы хотела, чтобы вы нам все-таки озвучили. Хотя я во многом с этой позицией не согласна, потому что сама неоднократно пробовала решать на официальном сайте ЕГЭ задания и считаю, что, в общем, достаточно серьезные истории, и можно, таким образом, мягко говоря, натаскивая, но можно подготовиться. Вот смотрите, что пишут ребята: "До сих пор на этом сайте нет совершенно никаких толковых материалов для подготовки. Почему?"

МУРАВЬЕВ: Речь идет об официальном сайте.

МЕТЛИНА: Да. "Почему? Куда уходят деньги от многомиллионного финансирования – никому не известно. А ведь, между прочим, государство выделило в 2009 году на разработку официального сайта астрономическую сумму". Сергей Петрович, вот первый пункт, собственно: нет толковых материалов для подготовки.

МУРАВЬЕВ: Для самоподготовки.

ШАТУНОВ: Давайте так: уберем вот этот шлейф, дымовую завесу этой маркетинговой акции, и вот это стремление людей переложить с больной головы на здоровую.

Мы все с вами участвуем в маркетинговой акции черного сайта, главная цель которого – заработать: либо посредством продажи ответов на вопросы государственной итоговой аттестации во время проведения ЕГЭ, либо потом – на репетиторстве.

Это вещь очевидная, мы мониторим эту всю ситуацию, начиная с досрочной сдачи ЕГЭ.

Это не единственный сайт, у нас на упомянутом вами портале официальном информационном целый раздел, посвященный так называемому черному списку сайтов, и там огромное количество этих списков, мы каждый год этот список обновляем и меняем, там добавляются…

МУРАВЬЕВ: А эти сайты блокируются? Или там есть список просто, на официальном сайте ЕГЭ, и можно узнать…

ШАТУНОВ: Некоторые блокируются, умирают, потом люди, значит, растворяются, потому что они денег заработали, и открывают новые такие вот помойки. Группа "В Контакте" – это примерно такая же история.

Они 17-летних подростков, которые не являются еще, фактически, людьми совершеннолетними, они их втягивают в незаконную деятельность, призывая их решать, значит, во время экзамена, и дадут они якобы ответы. Они их втянули в незаконную деятельность, получили с них денег – по 290 рублей за каждый ответ слабенький, а за серьезный ответ – по 990 рублей. А потом еще и упрекают официальные сайты в чем-то, подбивая под это какую-то некую такую идеологическую подоплеку. Вы знаете, это вообще такая лакмусовая бумага морального состояния нашего сегодняшнего общества.

МУРАВЬЕВ: Сергей Петрович, но вот в открытом письме…

ШАТУНОВ: Какие-то проходимцы – они еще из этого делают какое-то шоу, понимаете, и рассказывают всем, что они типа такие борцы. С чем борцы? С чем ни борются? Они толкают к преступлению огромное количество детей. Вы понимаете, что у каждого ребенка…

МУРАВЬЕВ: Сергей Петрович…

ШАТУНОВ: …У них могут отменить результаты ЕГЭ. Что сейчас и происходит. Благодаря, в том числе, и таким лжепомощникам.

МУРАВЬЕВ: Сергей Петрович, вот в открытом письме написано: "Платных услуг в группе не было. Это лжеслухи".

ШАТУНОВ: Они могут писать открытое письмо, и там написать…

МУРАВЬЕВ: Сергей Петрович, подождите…

ШАТУНОВ: Они могут написать открытое письмо и там написать, что они вообще дедушку Ленина видели.

МУРАВЬЕВ: Подождите, Сергей Петрович, если доказано, что эта группа…

ШАТУНОВ: Мы эту группу "В Контакте" отслеживали с самого начала, и следим за ней до сих пор.

МУРАВЬЕВ: Так.

ШАТУНОВ: Мы точно так же там зарегистрированы, точно так же до начала экзамена посылали эти 290 рублей или сколько-то, чтобы получить какие-то результаты. Нам присылали нашу же демо-версию. Понимаете? А потом они…

МУРАВЬЕВ: Куда смотрит милиция? Сергей Петрович, куда смотрит милиция?

ШАТУНОВ: А потом они сказали… А?

МУРАВЬЕВ: Куда смотрит милиция?

ШАТУНОВ: Я же не милиция, я не знаю, куда смотрит милиция.

МУРАВЬЕВ: Нет, в этом случае, если идет такая открытая торговля результатами единого государственного экзамена, тем более за деньги, это, во-первых, незаконное предпринимательство, во-вторых, мне кажется, даже 159-й попахивает. Этим должна заниматься полиция. Куда смотрит полиция?

ШАТУНОВ: Ну, значит, она и будет заниматься этим. Мы сейчас готовим иски соответствующие и обращения,

обратились уже давно в правоохранительные органы, чтобы они занимались этими сайтами. Коли уж они пошли так в наглую, в атаку – значит, мы будем с ними точно так же разбираться.

МЕТЛИНА: Сергей Петрович…

ШАТУНОВ: Только это не наша задача. Наша задача – все-таки образованием заниматься, а не борьбой с этими мошенниками.

МЕТЛИНА: Согласна. Тем не менее, Сергей Петрович, я все-таки призываю вас к тому, раз уж вы знали, и вы посылали, и у вас, в принципе, собран был весь материал, так сказать, готовый для возбуждения уголовного дела… Конечно же, мне просто обидно, что ваше ведомство, раз уж бесконечные стрелы летят в сторону единого государственного экзамена, конечно же, нужно было обратиться в управление "К" МВД, которое бы просто перед экзаменом, за месяц, просто шарахнули бы по этим сайтам, всех бы посадили на скамью подсудимых, и закончили эту всю историю.
МУРАВЬЕВ: А пока идет следствие, ученики бы написали нормально ЕГЭ.

МЕТЛИНА: Да.

ШАТУНОВ: Ребята, ну, да, это все не так быстро. Какая скамья подсудимых, о чем вы? Это все делается не быстро – это мы понимаем. Поэтому насчет оперативного реагирования – вряд ли это было бы возможно. Это, во-первых.

Во-вторых, ребята, подождите, нет сайта… Если в пункте приема экзамена нарушаются правила проведения ЕГЭ, и там есть мобильный телефон у кого-то из сдающих, то что ему мешает звонить не на сайт, а какому-нибудь человеку? Это же не решение проблемы. Если в пункте проведения экзамена наш человек от образования, который должен следить за соблюдением правил процедуры, не видит, что эти правила процедуры нарушаются…

Сайт этот выплеснул это в общественную дискуссию, поднял эту тему. У нас-то была задача в чем? Мы же еще перед началом ЕГЭ сказали, что: "Мы хотим, чтобы дети сдавали экзамен", – не поднимать никаких волн. Мы тупо их отслеживали, тупо выявляли этих детишек, отправляли их в Региональные государственные экзаменационные комиссии, в Министерства региональные образования, чтобы они там, на местах, решали вопросы с этими детьми. Понимаете? А потом это выплеснулось в общественную дискуссию, и нам пришлось по этому поводу чуть ли не оправдываться, что якобы мы ничего не видели. Мы все видели, мы все видим и все знаем. Понимаете?

МЕТЛИНА: Сергей Петрович, тем не менее, сейчас ситуация такова…

ШАТУНОВ: По поводу денег, давайте по поводу денег несколько слов.

МЕТЛИНА: Да?

ШАТУНОВ: По поводу того, куда ушли деньги. Дорогие друзья, я, как никто, знаю, где, сколько каких денег было затрачено на все эти ресурсы. Не надо мне рассказывать и считать деньги, которые были на это дело затрачены. Я хочу вам сказать, что в этом году даже конкурса еще не было по поводу сайта. Откуда они взяли эти деньги? В письме можно написать, говорю, что я Ленина видел. И что?

МЕТЛИНА: Подождите, Сергей Петрович, 10 лет существует ЕГЭ, и до сих пор нет сайта? Почему?

ШАТУНОВ: Как это – нет сайта?! Есть официальный ресурс.

МЕТЛИНА: Так.

ШАТУНОВ: Вот они рассказывают нам, что у них зарегистрировано 100 тысяч там с чем-то пользователей.

МЕТЛИНА: Тогда о чем вы говорите?

ШАТУНОВ: У нас на портале ЕГЭ ежедневное количество людей, заходов – миллион! Зайдите на портал ЕГЭ, посмотрите, какое там количество людей! Миллион! Мы там ведем консультации, работает блог, работает форум, где в онлайн-режиме мы рассказываем и помогаем школьникам, но только не сдавать, и не помогаем – не высылаем им конкретные результаты во время сдачи экзамена, а рассказываем, как им апелляцию подать, какие процедуры, какие-то с B8 заданием у них проблемы. Помогаем этим детишкам на форуме. Миллион посетителей!

Только мы никому об этом не говорим, потому что это как бы само собой разумеющееся: зайдите, посмотрите статистику. Какие-то проходимцы написали какую-то фигню, понимаете, и все это дело дружно подхватили.

МУРАВЬЕВ: Но, Сергей Петрович, цитируя вас, "проходимцы" говорят о том, что они не помогают разобраться в самой системе сдачи, они помогают именно подготовиться к сдаче конкретного предмета.

ШАТУНОВ: Ребята, я вам говорю, как у нас специалисты отдела все это отслеживали, смотрели. И вот сегодня мы как раз по этому поводу обсуждали, и наши говорят…

Есть несколько вещей, что они делают. Во-первых,

290 рублей – хорошо, 100 тысяч они декларируют посетителей. Умножьте 100 тысяч на 290 рублей – это 29 миллионов! 29 миллионов – за два дня!

Считать деньги в чужом кармане, конечно, нехорошо, но это же проходимцы! Помогли они или не помогли? Отправили они правильный ответ или не отправили? Это другой уже вопрос. Понимаете? 29 миллионов!

Хорошо, дальше. Посмотрите, ведь кто-то был у вас на этих самых… Ведь они же там раскручивают историю, которая связана, которая говорит о том, что они потом предоставляют услуги – подготовка к ЕГЭ. Но это же вещь очевидная.

МЕТЛИНА: Ну, да. Сергей Петрович…

ШАТУНОВ: А нам развешивают лапшу, клюкву такую всем – и мы все дружно хлопаем в ладоши: "Ой! Боже мой! Ничего не было на сайте!" Зайдите на портал ЕГЭ – хоть кто-нибудь из вас был на нем?

МЕТЛИНА: Конечно. Я вот и в начале программы сказала о том, что он очень вменяемый, и там можно готовиться.

ШАТУНОВ: С прошлого года проводили мониторинг, опрашивали детей все время, сделали ресурс такой… Не знаю, сколько раз в день у нас опросы там идут, сейчас идет опрос: "Хотите ли вы вернуть старую…" – и у нас там, значит, мы ничего не подкручиваем, 67% "против" голосует того, чтобы вернуть старые экзамены. У нас был опрос: "Что у нас с сайтом?" – мы все время собираем, мониторим, что в сайте исправить – прошлый год, позапрошлый год. И каждый год меняем и дополняем.

И сейчас мне вот такой плевок от каких-то уродов! Это просто позор! Это просто стыдоба, понимаете?

МЕТЛИНА: Сергей Петрович…

ШАТУНОВ: И в этом участвуют детишки. Детишки сами, те, кто будет сдавать. У нас члены предметных комиссий, у нас члены из ППЭ, которые, – они все говорят, что нам нужно сделать на сайте. Зайдите, там разжевано, я не знаю…

МЕТЛИНА: Абсолютно все.

МУРАВЬЕВ: Подождите, Сергей Петрович, когда сдается ЕГЭ, в классе обязательно присутствует преподаватель, который, так или иначе, является сотрудником Министерства образования. Вот к преподавательскому…

ШАТУНОВ: Ну, не Министерства образования. Вы знаете, что школы вообще у нас подчиняются муниципалитетам.

МЕТЛИНА: Да, департаментам.

МУРАВЬЕВ: Хорошо, но, тем не менее, этот человек представляет, в данном случае, интересы Министерства образования. К учителям в тех классах, где дети имели возможность обратиться, в том числе, к этому сайту, списать…

МЕТЛИНА: Списать.

МУРАВЬЕВ: …Какие-то санкции будут предъявлены?

ШАТУНОВ: Со всеми разбираются. Со всеми этими случаями в первую очередь разбираются с организаторами. Потому что первый вопрос... Если у вас ребенок в 10:25 вышел на экзамене по литературе и спрашивает: "Что там у нас по поводу Лермонтова, какое там стихотворение или что там чего-то?", вопрос первый... Потому что известно... Профиль этот известный этого человека, этого ребенка, потому что зачастую у него там: "Иванов Иван Иванович, город Москва, школа № 25, люблю теннис, баскетбол, и я очень крутой чувак". То есть все про него известно, заходишь и прямо смотри – фотография стоит.

Значит, первое, что? Мы отправляем в региональный орган управления образования вопрос: "А что у вас ППЭ происходило, когда у вас вот так вот все это происходит?" И они там уже разбираются.

МЕТЛИНА: Понятно. Кто уходил в туалет, да, понятно. Сергей Петрович, одну секундочку, я прерву вас. 65-10-996 – телефон нашего прямого эфира. Мы ждем ваших вопросов, ваших размышлений на тему...

МУРАВЬЕВ: Ваших комментариев. Может, у кого-то дети сдавали государственный экзамен, вот в том числе и тот по математике. Расскажите, как это было.

МЕТЛИНА: Да. Дело в том, что, Сергей Петрович, по-моему, до сих пор, ну, по крайней мере, я сегодня звонила своим друзьям, у которых дети сдавали экзамен, и до сих пор неизвестны результаты по математике. Можно ли это все свалить на ту историю, которая сейчас происходит? Возможно, дополнительные перепроверки? Почему до сих пор по математике неизвестны результаты?

ШАТУНОВ: Нет, ну, ребята, есть четко определенные процедуры, в этих процедурах написано, что в течение такого-то времени будет известен, собраны все результаты со всей страны – это 800 тысяч человек. Представляете такую сумму? 800 тысяч человек. Представляете? Кроме голосования всенародного в стране, наверное, других таких процедур не сыскать, которые действуют в один день единовременно во всей стране. Значит, 800 тысяч человек. Нужно все эти результаты собрать, чтобы обработали в регионах, в регионах их обрабатывают, а потом присылают в Москву. И когда со всей страны это все прислали в Москву, в течение двух дней обрабатывается на федеральном уровне. Это все расписано, это все всё знают. Ну, как все знают? Мы это знаем, органы управления региональные это знают. Почему они не доводят до детей, что результаты должны быть на 9-10-й день по математике... Сегодня 10-й день, сегодня определили минимальную границу. После того как определена минимальная граница по математике сегодня, два дня на то, чтобы региональные органы управления образования, региональные ГЭКи довели эти результаты до детей. Два дня.

Вот сегодня минималку определили, значит, завтра-послезавтра результаты должны быть у детей. Это третий год, ничего по этому поводу не изменилось. Крики и стенания детей и родителей... Я понимаю, если они про это не знают. Мы не можем докричаться до каждого, но на портал ЕГЭ если вы зайдете, там красными буквами все это написано.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное.

МУРАВЬЕВ: Это Сергей Шатунов, помощник главы Рособрнадзора.

МЕТЛИНА: Спасибо, Сергей Петрович.

МУРАВЬЕВ: Такая вот любопытная цифра, что среди 800 тысяч сдававших ЕГЭ по математике, 300 тысяч зарегистрировано на вот этом вот портале "самоподготовка к ЕГЭ". То есть речь на самом деле идет...

МЕТЛИНА: В этой группе.

МУРАВЬЕВ: В этой группе.

МЕТЛИНА: Побывали также.

МУРАВЬЕВ: Ну, и еще... То есть, если во время сдачи ЕГЭ пользуетесь Интернетом и какими-то подсказками, заполняя свой профиль в Интернете, пишите что-нибудь другое, пишите чужие имена и чужие школы.

МЕТЛИНА: И чужие фотографии ставьте.

МУРАВЬЕВ: Это несложно. "Google", найдется все, да.

МЕТЛИНА: 65-10-996 – телефон нашего прямого эфира. Если ваши дети в это время сдают экзамен, Единый государственный экзамен, вы также ждете результатов, пользовались ли ваши дети вот какими-то иными...

МУРАВЬЕВ: Вообще, была ли возможность? Как обеспечивали именно информационную безопасность во время сдачи ЕГЭ по математике? И мы продолжим говорить на тему "ЕГЭ попал в Сеть. Крах системы или звонок в будущее?" сразу после короткой рекламы. Но мне кажется, что это никакой не крах системы, потому что когда система рушится, там должна быть выстроена система. У нас, мне кажется, пока не выстроили ее еще.

МЕТЛИНА: Ну, да, посмотрим.

МУРАВЬЕВ: "ЕГЭ попал в Сеть. Крах системы или звонок в будущее?" Такова тема сегодняшнего разговора в рамках проекта "Своими словами". В студии по-прежнему Наталия Метлина и я, Вадим Муравьев. 65-10-996 – телефон нашего прямого эфира, finam.fm – сайт в Интернете. Пишите, сегодня, я думаю, можно анонимно даже рассказывать о том, как можно было выйти из аудитории во время сдачи ЕГЭ по математике, кому-нибудь позвонить, куда-нибудь залезть. И мне кажется, что технический прогресс все-таки еще покажет вот этой Бабе Яге, как вообще все это устроено. Дмитрий, добрый вечер.

МЕТЛИНА: Дмитрий, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. На самом деле у меня просто такая мысль по поводу всего этого ЕГЭ. 10 лет назад, когда все начиналось, я как раз закончил школу. И просто со временем смотришь на людей, на выпускавшихся, на выпускников, и понимаешь, что просто-напросто понятия подменили и сделали... Что такое экзамен в первую очередь? Это же путевка в жизнь, это умение молодого человека или девушку научить, дать определенный базис, с которым он может пойти дальше, вперед развиваться.

МУРАВЬЕВ: Дмитрий, подождите, вы идеалист. Вы из какой страны нам звоните? Какая путевка в жизнь, знания по математике, о чем вы говорите? Я вам расскажу, сколько стоит путевка в жизнь.

СЛУШАТЕЛЬ: Это в любом предмете. Дается основной базис, а потом человек сам – хочет он этим воспользоваться или не хочет.

МЕТЛИНА: Так, ближе к ЕГЭ, Дмитрий, так.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, ближе к ЕГЭ что? На самом деле система просто проваливается, 10 лет это просто показывают. Потому что недовольство и выпускников, и родителей, и вообще недовольство, оно растет. И когда просто мы изменим сам подход, то есть наш менталитет отвергает этот западный подход, вот и все. Надо просто менять подход.

МЕТЛИНА: И возвращать прежнюю систему, правильно?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, прежняя система была намного лучше.

МЕТЛИНА: Спасибо огромное, Дмитрий.

МУРАВЬЕВ: Ты знаешь, в нашей стране всякая палка о двух концах. То есть, если возвращать подход советский, старый, ну, помнишь, мы сидели, зубрили эти билеты, потом садились... И там тоже был такой фокус: если учительница Зоя Тарасовна тебя не любит, то ты, в принципе, можешь выучить учебник наизусть, съесть его, а полгода до этого спать с ним под подушкой, чтобы уж точно, да, выкидывать там дневник в форточку и все что угодно, Зоя Тарасовна всегда тебе объяснит, что ты знаешь в лучшем случае на 3. Понимаешь?

МЕТЛИНА: Подожди, нет, нет, нет. На экзамене в 10-м классе, я училась в школе, помню это как сейчас...

МУРАВЬЕВ: Неужели?

МЕТЛИНА: Ты, конечно, будешь смеяться...

МУРАВЬЕВ: Трудно поверить.

МЕТЛИНА: Хотя на выпускных экзаменах заболела корью в 17 лет, вот такая у меня была история...

МУРАВЬЕВ: А я экзамены в школе сдавал со сломанной рукой.

МЕТЛИНА: Ну, у каждого свои недостатки. Но я помню, что помимо Зои Петровны у меня еще на экзамене сидел директор школы, например, на всех экзаменах сидел директор школы и еще какая-то учительница. Я не могу припомнить, какая именно, но на каждом экзамене сидели. И чтобы вот...

МУРАВЬЕВ: Комиссия, трое.

МЕТЛИНА: Ну, тройки сидели расстрельные. И чтобы Зоя Петровна не валила, так сказать, ученицу Метлину, не отличавшуюся глубоким знанием, но гордый нрав и уверенность в себе помогали. Поэтому вот эти вот тройки все-таки, они позволяли каким-то образом, с одной стороны, и поддержать вот этого вот волнующегося, совершенно раздристанного студента, то есть выпускника, а с другой стороны, в общем, каким-то образом проследить, чтобы Зоя Петровна не валила. Алексей.

МУРАВЬЕВ: Алексей, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вы знаете, я выскажусь против ЕГЭ вот по какой простой причине. Я сам сдавал экзамены очень давно, ЕГЭ не было. И вот тогда, на момент подхода экзамена вот именно к финалу, к экзамену всей учебы любая учительница определенного предмета, она знает, на что способен каждый ученик. И, вы знаете, разные отношения были абсолютно с учителями в течение учебы, но, не знаю, может быть, есть какие-то вопиющие случаи, исключения, но в основном они не валят на экзаменах, наоборот немножко лояльны. Но, в принципе, они уже знают, они знают вашу оценку. А ЕГЭ, оно, знаете, что подразумевает? Ты забил, грубо говоря, на учебу на всю, потом сдул где-то в Интернете и получил золотую медаль. Вот и все. Это глупость какая-то.

МЕТЛИНА: Алексей, ну, вот смотрите, бывают же... Вот конкретно в моей семье случай прошлого года. Человечек закончил с серебряной медалью, с одной четверкой, школу, прямо медаль дали. Причем шел ребенок в математический вуз, а ЕГЭ по математике на 63 балла написал. Хотя всю школу консультировал. Вот, понимаете... И 5 было по математике. Вот где здесь правда? Бог ее знает. Такие случаи тоже бывают.

СЛУШАТЕЛЬ: Тестовая система, она не всегда дает ответы на многие вопросы. Насколько глубоки у человека знания, насколько они у него как бы... Ну, не такие прямолинейные...

МУРАВЬЕВ: Ну, Алексей, на самом деле я делал материал про золотые медали, как все это дело стряпается, сколько это стоит. И снимал в одной замечательной школе, где учителя сами занимались тем, что, в общем, подтягивали детей. Когда в одной из хабаровских школ из 23 выпускников 21 имели золотые медали, я приехал, говорю: "Давайте, я тоже учился в школе, устроим простой тест". Мы их посадили, я открыл просто их школьный учебник и просто из учебника вот этим золотым медалистам задал по три вопроса. 2 балла каждому. Они вообще ничего не знают, понимаешь. Вот это не ЕГЭ, понимаешь. Что хорошего?

МЕТЛИНА: Александр Кондаков к нам присоединяется, экс-замминистра образования Российской Федерации, руководитель рабочей группы по разработке новых стандартов среднего образования, генеральный директор издательства "Просвещение". Александр Михайлович, добрый вечер.

КОНДАКОВ: Добрый вечер.

МУРАВЬЕВ: Александр Михайлович, вот тот скандал, который разразился нынче относительно сдачи ЕГЭ по математике. Вот мы сегодняшнюю программу свою озаглавили "Крах системы или звонок в будущее?" Вот вы как считаете, что произошло на самом деле?

КОНДАКОВ: Вы знаете, я бы на самом деле не очень драматизировал эту ситуацию, потому что, ну, давайте с вами вспомним, допустим, что происходило 20 или 30 назад, или 15, когда мы с вами учились в школе. Никакого ЕГЭ не было, и что, мы с вами не использовали шпаргалки или не выходили в туалет, где за бачком прятали вырванные листочки из учебников? Или родители и учителя не помогали при написании экзаменационных работ? Это все было. То же самое происходит и сегодня.

Поэтому я бы, честно говоря, вывел эту проблему на совершенно другой уровень – это состояние нашего общества. Не далее как сегодня я прочитал в одной из центральных газет результаты опроса общественного мнения, и половина россиян одобряет дачу взятки. Чем отличается вот эта позиция среднестатистического гражданина России от того, что дети списывают на ЕГЭ? Фактически

мы имеем дело с очень серьезной болезнью общества, когда у нас считается допустимым обманывать, допустимым не выполнять законы, допустимым списывать и так далее. То есть вопрос стоит о том, что одно за другим растет поколение молодых россиян, которые считают это для себя возможным и допустимым.

Вот, где я вижу корень проблемы.

Поэтому можно, конечно, говорить об ужесточении правил при проведении госэкзамена, отнимать телефоны, запрещать социальные сети, которые позволяют себе выкладывать результаты ЕГЭ, но мне кажется, проблема гораздо шире, и подходить к ней надо с более серьезных, я бы сказал даже с глобальных позиций.

МЕТЛИНА: Александр Михайлович, получается, что, в общем, выросло поколение некое...

МУРАВЬЕВ: Ну, более того, мы его вырастили.

МЕТЛИНА: Мы его вырастили, мы, так сказать, перманентные взяткодатели, да.

МУРАВЬЕВ: И взяткобратели.

МЕТЛИНА: Да. Дети растут с нами, они ездят с нами в машинах, они видят, как мама и папа разбираются с сотрудниками ГИБДД. Потом они задают вопрос: "Мам, а ты заплатишь мне за Единый государственный экзамен?" Или: "Ты там дашь взятку при поступлении в университет?" и так далее. Ну, чему мы удивляемся? Мы имеем то, что мы имеем.

Александр Михайлович, вот в связи с этим, вы все-таки, так сказать, стоите, и стояли, и стоите у корней, и постоянно мониторите весь процесс ЕГЭ. Все-таки, как вы видите, каково будет движение, на какие вопросы ответил этот скандал, какие вопросы он новые поставил и что изменится в системе? Или она останется прежней, просто будут ужесточены, как вы уже выразились, так сказать, меры по контролю за сдачей?

КОНДАКОВ: Ну, вы знаете, я считаю, что меры по контролю за сдачей экзаменов в любом случае нужно ужесточать, потому что в этой ситуации предупредить нарушения лучше всего, показав кулак, показав дубину, что за это может последовать наказание. Как это произошло совершенно оправданно с московскими студентами, которые пришли за школьников сдавать ЕГЭ по математике.

МУРАВЬЕВ: Александр Михайлович, для этого в каждую школу нужно завозить спецоборудование, "глушилки". Потому что, ну, слава Богу, мобильная связь у нас работает по стране очень хорошо. Нужно ставить полицейских, видимо, обносить аудиторию колючей проволокой и пускать электроэнергию.

КОНДАКОВ: Вы знаете, я думаю, что расходы госбюджета в данном случае вряд ли справятся с подобного рода...

МУРАВЬЕВ: Да. Это просто невозможно физически.

КОНДАКОВ: Да, это невозможно физически, это слишком дорого. Но я думаю, что показательные порки в разных регионах страны, когда дети не получают документа об общем образовании, дающем право поступления в вуз, это уже очень серьезное предупреждение, которого с моей точки зрения вполне достаточно в данной ситуации. А давать возможность зарабатывать производителям "глушилок", камер наблюдения и так далее, я не считаю нужным.

МЕТЛИНА: Александр Михайлович, вот один вопрос вам...

МУРАВЬЕВ: Это Сергей написал на сайт finam.fm: "Во Франции в вуз принимают без экзаменов. После первого курса половина отсеивается. Все просто. Так нужен ли нам ЕГЭ в принципе?" – задается он вопросом.

КОНДАКОВ: Ну, немножко поправлю – после первого семестра на самом деле. Но в данном случае надо помнить и о том, что в большинстве стран мира, не помню точно насчет Франции, все-таки есть единая система экзаменов государственных, которая позволяет выбирать вуз, в который ребенок поступает. И я считаю, что наш ЕГЭ эту возможность открыл.

Понимаете, в чем дело, ЕГЭ... А я, будучи заместителем министра, был первым, кто отвечал за создание ЕГЭ, правда, недолгое время, всего несколько месяцев. Тем не менее, хочу сказать о том, что

ЕГЭ на самом деле это путь для Ломоносова. Он реально открыл очень многим ребятишкам дорогу в престижные вузы, и надо об этом помнить. И в этом плане

Категория: Образование РФ / Bravo

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Content
Ваше имя:*
Ваш E-Mail:*
Тема:*
Сообщение:
Введите код:*